Барселона – колыбель архитектурного гения Антонио Гауди.

Барселона – колыбель архитектурного гения Антонио Гауди.

Таинственный символ города – храм Святого Семейства 

Храм Саграда Фамилия – это «фирменный знак» Барселоны, общепризнанный символ города. Его величественные башни производят поистине незабываемое впечатление, само здание полно тайн и закодированных посланий Гауди. Но, пожалуй, главная загадка этого шедевра, который был задуман как храм искупления грехов, – в его незавершенности.

Здание проектировалось в готическом стиле, следы его прослеживаются в крипте и апсиде, однако потом гений импровизации поменял идею, экспериментируя со стилями и создавая свой уникальный архитектурный почерк. При создании храма Гауди почти не использовал чертежи, он собственноручно делал эскизы, и поэтому на работу уходило очень много времени. Над храмом Саграда Фамилия архитектор работал сорок три года, так и не завершив строительство. В 1926 году он погиб, попав под трамвай на перекрестке улиц Гран Виа и Байлен.

В 1936 году мастерские Гауди были сожжены, и только через 20 лет работы по строительству храма возобновились, уже по мелким кусочкам фотографий и набросков и, конечно же, без той волшебной импровизации, что была присуща только Гауди. Строительство собора продолжается до сих пор, неуклонно преодолевая финансовые и другие затруднения. Храм Святого Семейства, располагающийся в самом центре города на улице Майорка, 401, ежегодно привлекает тысячи туристов, которые, любуясь величием проекта Гауди, пытаются разгадать его тайну...

История строительства храма Саграда Фамилия.

Заказ на строительство, точнее, на его завершение (храм начал возводить другой архитектор), Гауди получил, когда ему едва исполнился 31 год. На его счету тогда была всего одна постройка – цех для отбеливания хлопка. «По легенде сеньору Букабелье, председателю Общества Святого Иакова, которое выступало главным заказчиком храма, однажды приснилось, что собор Саграда Фамилия возведет блондин с голубыми глазами. Как понимаете, среди испанцев голубоглазых блондинов не так уж много, поэтому, когда Букабелья увидел Гауди, он сразу понял: это тот самый человек», рассказывала искусствовед Анжела Санчес-и-Гаргальо. На самом деле заказчики остановили свой выбор на Гауди скорее всего из соображений экономии – маститый архитектор обошелся бы им значительно дороже. Однако работодателей ждало разочарование, так как уже в первые годы смета была превышена многократно.

Гауди приступил к работе, не имея готового проекта. Он вообще предпочитал импровизировать на строительной площадке. По-другому архитектор работать просто не мог. К каждому своему творению он относился, как к живому существу, которое должно расти свободно и естественно. При всей фантасмагоричности созданных Гауди форм они никогда не были абстрактны, напротив, всегда прямо восходили к чему-то существующему в природе. На вопрос, где он находит для себя образцы, архитектор отвечал: «В обыкновенном дереве, с его ветвями и листьями. Все части дерева растут органично и кажутся прекрасными, потому что создал их один художник – Бог». Черпая вдохновение в живой природе, Гауди создавал конструкции, казавшиеся его коллегам невозможными. Только через десятилетия после смерти архитектора, уже в компьютерный век, было доказано: инженерные решения, к которым Гауди пришел интуитивно, полностью отвечают законам механики. В храме Саграда Фамилия он «насадил» целый лес колонн с капителями в виде ветвей. Переплетаясь, они перекрывают свод ажурной лесной паутиной.

 

Современники Гауди были уверены, что этот свод непременно рухнет. Уникальные конструкции, на которых покоятся своды храма Саграда Фамилия, – железобетонные колонны, облицованные базальтом, песчаником или гранитом. Эти конструкции придумал сам Гауди. Колонны уходят под землю на глубину 20 метров, а в высоту достигают 70 метров. Каждая из них может выдержать семибалльное землетрясение и порывы ветра до двухсот километров в час.

Гауди не разделял элементы своих построек на функциональные и декоративные, ведь в природе такого деления не существует. Опоры спроектированного им акведука в Парке Гуэля выглядят, как древние окаменевшие древесные стволы. Обычным трубам и выходам вентиляционных шахт на крыше доходного дома Каса Мила он придал облик призрачных воинов и стилизованных деревьев. Каса Мила, сразу прозванный барселонцами «Ла Педрера», то есть «Каменоломня», замечателен не только своей непохожестью ни на что созданное ранее. Это был первый в истории дом с подземным гаражом. Кроме того, в нем впервые был применен принцип, через десятки лет названный «свободной планировкой»

Признание Антонио Гауди и его трагическая смерть

На Гауди обратили внимание, когда он уже начал возводить храм Саграда Фамилия, и вовсе не в связи с этим проектом. В 1878 году он выстроил летнюю виллу для фабриканта Мануэля Висенса. План дома был чрезвычайно прост, но архитектор облицевал виллу разноцветной глазурованной плиткой и украсил таким количеством пристроек и декоративных элементов, что она превратилась в сказочный мавританский дворец. Первые проекты Гауди привели в восхищение богатого мецената графа Эусеби Гуэля. По его заказам Гауди построил несколько замечательных зданий и спланировал городской парк. Хотя заказы сыпались на него со всех сторон, с 1914 года Гауди целиком посвятил себя храму Саграда Фамилия.

7 июня 1926 года в Барселоне был торжественно пущен первый трамвай. Лишь одно событие омрачило тот праздничный день – через несколько часов после открытия движения под колеса вагона попал какой-то нищий старик. Его отвезли в больницу, где он вскоре скончался. Тело уже собрались отправить в общую могилу. Но одна из сотрудниц госпиталя опознала тело. Это был Гауди… Похоронили архитектора в крипте Саграда Фамилия – храме, который он считал главным делом своей жизни.

Анжела Санчес-и-Гаргальо писала: «Гауди понимал, что у него вряд ли хватит времени, чтобы завершить строительство храма. Поэтому в последние годы он отступил от своего принципа и стал делать эскизы и чертежи для тех, кто придет после него. Много было споров, следует ли продолжать строительство. Победили те, кто считал, что оставить творение мастера незавершенным – значит предать его память».

Многие в Испании считали кощунством вмешиваться в замысел гения. «Это все равно что приделывать руки статуе Венеры Милосской», – возмущался архитектор Хосе Асебильо. Сальвадор Дали высказался еще категоричнее: «Предательством по отношению к Гауди было бы достраивать собор… Лучше оставить его торчать посреди Барселоны огромным гниющим зубом». Так или иначе, но строительство продолжалось.

В 1936 году, когда в Испании разгорелась гражданская война, возведение храма прервалось. Анархисты, которым в тот период фактически принадлежала власть в городе, уничтожили почти все макеты и чертежи Гауди. Интересный факт: находившийся тогда в Барселоне знаменитый английский писатель Джордж Оруэлл отнесся к этому акту вандализма вполне положительно. Храм, по его мнению, вообще следовало бы взорвать.

Архитектура храма Саграда Фамилия

Согласно планам Гауди храм должен иметь три фасада: Рождества, Страстей Господних и Вознесения Христова. Над каждым возвышаются 12 башен, по числу апостолов. Еще 6 башен должны быть возведены над центральным нефом: 4 – в честь евангелистов, одна, посвященная Богородице, и самая высокая, стасемидесятиметровая – Христу. При жизни Гауди был завершен лишь фасад Рождества и венчающие его четыре башни апостолов. Отделке башен архитектор уделял особое внимание, стремился сделать так, чтобы, по его собственному выражению, «ангелам было бы приятно на них смотреть». Поэт Лорка, увидев башни храма, спросил у Гауди: «Вы что, создаете оргaн для Господа?» Гауди согласно кивнул. Его мечтой было заставить башни резонировать во время ветра так, чтобы в храме звучала музыка Творения.

Скульптурные группы фасада Рождества изваяны Гауди в натуральную величину. Для сцены избиения младенцев архитектор делал гипсовые слепки с мертворожденных детей. Чтобы сделать слепок с животного, он предварительно погружал его в сон с помощью хлороформа. На фасаде точно воспроизведены растения, характерные для Палестины и Каталонии, а между башнями высится рождественское дерево.

Противоположный фасад Страстей Господних, построенный уже в наше время по проекту современного архитектора, барселонцы недолюбливают и называют «Звездными войнами». На месте жилого квартала на улице Майорка будет построена третья, заключительная часть храма Саграда Фамилия – фасад Воскресения Христова. То, что собор Саграда Фамилия достраивают другие архитекторы, для европейской истории скорее правило, чем исключение. Многие грандиозные готические соборы возводились столетиями. Так, строительство собора в Реймсе заняло 270 лет, в Милане – 550, а в Кельне – 632 года.

Как и в Средневековье, храм Саграда Фамилия возводится на добровольные пожертвования, в том числе и на те евро, которые туристы платят за осмотр памятника. В последнее время каждый год только входные билеты и продажа сувениров приносят фонду храма несколько миллионов евро. На данный момент строительство завершено на 70%, предполагается, что полностью храм будет достроен к 2026 году.

Похожие статьи:

АрхитектураБАРСЕЛОНА.


Рейтинг: 0 Голосов: 0

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!